Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Блог аналитического портала «RuBALTIC.Ru»

8f9reiwrO-A

Блог аналитического портала «RuBALTIC.Ru» начал свою работу в феврале 2014 года. Инициатива его создания принадлежит ученым БФУ имени И.Канта в Калининграде, которые специализируются на изучении Балтийского региона как пространства, где Россия и Европейский союз взаимодействуют наиболее активно.
Для объективного отражения событий, происходящих в Балтийском регионе, мы стараемся привлекать в первую очередь представителей именно научного сообщества России и стран Балтийского региона.

Внешними экспертами и сотрудниками редакции портала особое внимание уделяется «балтийскому измерению» постсоветского пространства. Трансформационные процессы, протекающие в Латвии, Литве и Эстонии – будь то реформы в сфере языка, культуры и образования, попытки переосмысления истории, социально-экономические преобразования или же ключевые события внешней и внутренней политики – зачастую воспринимаются обществами этих стран весьма болезненно.

Взвешенный и своевременный анализ сложного, подчас противоречивого сочетания политических, социально-экономических, историко-культурных факторов развития стран Балтийского региона призван дать читателю ясную картину происходящих событий и способствовать развитию добрососедских отношений между странами.
promo rubaltic july 29, 2014 16:49 23
Buy for 40 tokens
Блог аналитического портала « RuBALTIC.Ru» начал свою работу в феврале 2014 года. Инициатива его создания принадлежит ученым БФУ имени И.Канта в Калининграде, которые специализируются на изучении Балтийского региона как пространства, где Россия и Европейский союз взаимодействуют…

Танк, который первым идет в колонне, считай смертник. Ему первому болванка достанется: воспоминания

Танкист Николай Головин вспоминал:

Меня определили в Челябинскую добровольческую танковую бригаду. Мы получили танки, погрузились на поезд. Направление – 1-й Украинский.

Мы атаковали в районе населенного пункта Подволочиск. Там я первый раз горел. Попал снаряд — всех в танке убило. Из всего экипажа остался живым я один.

Помню, по броне удар такой, что только треск стоит. Танк встал, загорелся. Эти все остались там внутри, а я выскочил. С танка прыгал по ветру, как учили, чтоб в дыму спрятаться. Пистолет в руках. Нос к носу столкнулся с немцем. Здоровый рыжий детина, автомат на шее висит, руки ко мне тянет. Наверное, хотел меня в плен взять. Выстрелил ему в грудь, прыгнул куда-то вбок, побежал… Мое счастье, что перед боем командир роты Мудряк дал мне пистолет какого-то убитого лейтенанта: «Колька, ты хорошо стреляешь. Возьми пистолет». И хорошо еще, я его перезарядил.

Вообще, испугался я здорово. Когда наши автоматчики подошли, я был сам не свой. Рассказываю им, а меня трясет. Они спрашивают: «А чего ты такой белый?» – «Так будешь тут белый…» Отвели меня на кухню оклематься.

А потом опять. В экипаже Александрова ранили командира орудия. Меня закинули к нему. С Александровым брали Львов. Потом Александрова убило. Третьего, вообще, не помню. Четвертым был Нагаев. В итоге я сменил семь танков. Последним командиром танка у меня был Полегенький Володя. Хороший был мужик. Он одиннадцать танков победил и ничего, а потом убило его…

Collapse )

«Последний бандеровец»: до 1991 г. он скрывался в лесах и вышел в город только после распада СССР

Бандеровец Илья (Илько) Оберишин многие годы провел вне человеческого общества. Он не сидел в тюрьме и не был в ссылке, а скрывался в лесах. Больше сорока лет (1951–1991 гг.) он провел в подполье. Лишь в самом конце 1991 года, уже после референдума, на котором украинцы высказались за независимость, Оберишин вышел из леса.

Выйдя из лесу, Оберишин сразу отправился в... Рух! Тогдашний глава Тернопольского краевого провода НРУ Иван Бойчук, мягко говоря, скептически отнесся к рассказу неизвестного.

Из интервью Оберишина с украинским журналистом Вахтангом Кипиани (2000 г.):

Оберишин смеялся, когда вспоминал ту встречу: «Он, наверное, впервые увидел бандеровца так близко». Но все же Бойчук позвонил главе областной Рады Богдану Бойко. И новосозданная СБУ, и милиция, и органы власти в большинстве своем состояли из «вчерашних». И тут «отшельник», может быть, впервые за десятилетия испугался. Быть арестованным уже в независимом государстве, за которое столько лет боролся...

— Мы решили пару недель подождать. Знаете, я ходил по Тернополю, смотрел на людей, слушал разговоры. Ночевал на железнодорожном вокзале. Все это очень угнетающе действовало на психику. Тут все-таки уже Украина, уже гимн «Ще не вмерла...» исполняют, а я еще в подполье. Кроме того, я был болен. Короче говоря, я еще раз пошел в Рух и говорю — хлопцы, делайте хоть что-нибудь. Это было в конце января 1992 года.

Collapse )

Зеленский и Украина стали жертвами «перестрелки» между Трампом и демократами

В Нью-Йорке прошла первая встреча президентов США и Украины Дональда Трампа и Владимира Зеленского. За несколько часов до нее на официальном сайте Белого дома появилась стенограмма скандального телефонного разговора двух лидеров, из-за которого демократы вознамерились объявить Трампу импичмент. Зеленский, а вместе с ним и вся Украина стали заложниками политической борьбы в США. 

Аналитический портал RuBaltic.Ru писал, что хозяин Белого дома попытается превратить Зеленского в своего нового «адвоката». Ему это удалось: во время общения с журналистами президент Украины прямо заявил, что Трамп не оказывал на него никакого давления. Ничего больше ему говорить не пришлось, поскольку расшифровка непродолжительной телефонной беседы двух лидеров от 25 июля снимает с хозяина Белого дома все обвинения.

В ходе разговора Трамп действительно упоминал имя своего потенциального оппонента на выборах Джо Байдена, сын которого замешан в коррупционных делах на Украине, но никакого давления на Зеленского не оказывал.

Напротив, скорее президент Украины «давил» на собеседника своим неприкрытым раболепием.

В самом начале Зеленский признался, что в ходе предвыборной кампании его команда использовала в качестве примера опыт Трампа. Затем выразил желание почаще куда-нибудь баллотироваться, чтобы после каждой победы ему звонил американский лидер (разговор состоялся по итогам парламентских выборов). От своего визави Трамп даже удосужился эпитета great teacher — «великий учитель».

Collapse )

Нацизм из Германии выжигали каленым железом, а Прибалтику упустили

В редакции газеты «Комсомольская правда» 24 апреля состоялся круглый стол на тему «Нюрнберг-2 не состоялся. Пора вспомнить Нюрнберг-1». На мероприятии обсуждались восстановление исторической справедливости и выплаты компенсаций жертвам преступлений нацистов и их пособников. Образцом политики исторической ответственности за преступления нацизма является Германия. О том, как в немецком обществе проводилась политика денацификации и как немцы пришли к полному признанию своей исторической вины, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказала президент международной общественной организации — общества «Россия — Германия», председатель Зиновьевского клуба, вдова российского философа, писателя, социолога Александра Зиновьева Ольга ЗИНОВЬЕВА.

Г-жа Зиновьева, Вы много лет прожили в Германии, я правильно понимаю?

— Я прожила там 21 год. В конце июня исполнится ровно 20 лет, как я оттуда вернулась в 1999 году в результате варварских бомбардировок Югославии.

Мой муж сказал, что он больше не может оставаться в стране, которая принимает участие в варварской, чудовищной, бесцеремонной, рушащей все на свете атаке на маленькое (он назвал Югославию маленькой страной) суверенное государство.

Обстоятельства сложились даже так, что такими словами он отказался от Нобелевской премии.
Collapse )

«Брексит» глазами постсоветских эмигрантов в Великобритании

«Брексит» глазами постсоветских эмигрантов в Великобритании
Как выходцы с постсоветского пространства восприняли «брексит», какие плюсы и минусы они наблюдают, как оценивают атмосферу, царящую в обществе, и что ожидают в перспективе? Портал RuBaltic.Ru обсудил итоги британского референдума о членстве в ЕС с жителями Великобритании, прибывшими в «мятежное королевство» из Прибалтики и Украины:

Collapse )

Внутреннее производство. Внутренний спрос. Опора на собственные силы.

Внутреннее производство. Внутренний спрос. Опора на собственные силы.

Редкая газетная статья способна вызвать такой ажиотаж, как эта публикация на первой полосе "Коммерсанта". В самых общих словах статья рассказывает о некоей альтернативной экономической программе, которая должна быть представлена на рассмотрение межведомственной комиссии Совета безопасности страны на следующей неделе. Коммерсант называет её — ни много ни мало — "дорожной картой" экономического суверенитета России и чуть ли не манифестом тех сил в обществе, которые сегодня критикуют избранный правительством антикризисный вектор.

Collapse )

«В странах Балтии прагматизм никогда не встанет впереди комплексов»

«В странах Балтии прагматизм никогда не встанет впереди комплексов»

Накануне визита в Италию Президент России Владимир Путин дал интервью газете Il Corriere della Sera. И, хотя большая его часть, что вполне ожидаемо, была посвящена ситуации на Украине и взаимоотношениям России с ведущими странами ЕС, Балтийский регион также попал в поле обсуждения. О том, как относятся к странам Балтии в России на высшем государственном уровне, портал RuBaltic.ru поговорил с профессором кафедры европейских исследований факультета международных отношений СпбГУ Николаем МЕЖЕВИЧЕМ.

- Николай Маратович, недавно Владимир Путин дал газете Il Corriere della Sera интервью, в котором помимо прочего затронул и прибалтийское направление в российской политике. Как Вы прокомментировали бы это интервью и как Вы оцениваете в целом отношение российских властей на политическом уровне к региону на сегодняшний день?

- Интервью было очень интересное. Стоит заметить, что сюжеты, связанные с экономической интеграцией и с Украиной, неоднократно озвучивались президентом и комментировались министром иностранных дел, хотя и здесь есть определенные нюансы, соответствующие именно последним событиям. Но практически впервые речь зашла о вопросах экономического развития Прибалтики и ее внешнеэкономических связях с Россией. В частности, особо интересны замечания президента о строительстве дополнительных генерирующих мощностей в электроэнергетике, необходимых для компенсации выпадающих возможностей транзита через государства Прибалтийского региона, и прежде всего речь идет о транзите в Белоруссию, который был и пока есть. Замечания говорят о том, что президент представляет ситуацию настолько глубоко, насколько это делают специалисты по электроэнергетике этого направления. Хотя прибалтийская тематика и нечасто звучит в речах президента, она «находится на контроле», как говорили в советское время. Теперь в этом нет сомнений. И с тезисом о том, что это будет стоить нам около 2-2,5 млрд евро, стоит согласиться. Более того, эти расходы уже идут. Реконструкция Ленинградской АЭС и строительство новых агрегатов ЛАЭС-2 — часть этого, как и строительство Островецкой АЭС в Белоруссии. Мы не можем через существующие высоковольтные ЛЭП обеспечивать транзит от центра России в Беларусь, не хватает мощностей. В Белоруссии, как известно, никогда не было столько мощностей, чтобы жить отдельно от Советского Союза.



Поэтому энергетическая система строилась не по карте, а по настоящей прямой, т.е. «по глобусу»: путь от Ленинградской АЭС до северо-западной части Белоруссии проходит через Эстонию и чуть-чуть через Латвию. Кто же мог знать, что наступит 1991 год.


Теперь мы знаем, что прибалтийские страны собираются выходить из кольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Литва и Латвия), и стоить это будет очень дорого. Гораздо дороже этих 2-2,5 млрд евро. В этом контексте можно вспомнить и проект Висагинской АЭС — уже второе десятилетие идут дискуссии на эту тему, и, думаю, что в третьем десятилетии ситуация не изменится.

- Почему, на Ваш взгляд, на высшем государственном уровне эта тема была поднята именно сейчас?

- Ученые, специалисты и эксперты говорили об этом очень давно. Деятельность «Росатома», российских энергетиков многие годы связана с пониманием того, что кольцо БРЭЛЛ рано или поздно прекратит свое существование. По-другому быть не могло в силу укоренившихся антироссийских комплексов Таллина, Риги и Вильнюса. Другое дело, что это было озвучено на самом высоком государственном уровне. Это действительно очень важно. Почему именно сейчас — сложно сказать. Но теперь это — заявленная политическая линия, а не рассуждения экспертов в академических журналах.

- Кроме этого аспекта были подняты и другие темы, касающиеся прибалтийского региона…

- Да, второй раз тема Прибалтики прозвучала, но не была обозначена прямо. Однако все увидели, о ком идет речь. Я имею в виду следующий отрывок: «В некоторых странах просто, мне кажется, спекулируют на страхах в отношении России. Некоторые хотят играть роль таких прифронтовых стран, которым за это нужно чем‑то дополнительно помогать: или в военном плане, или в экономическом, финансовом, каком угодно другом». Речь не идет о Финляндии, или даже о Польше. Рискну предположить, что речь идет именно о трех странах Балтии, а если выбирать из них — то, безусловно, о Литве, где изображение прифронтовой страны и психологическая война против своего народа, а также милитаризация общественного сознания идет такими темпами, каких мы не видели со времен Второй мировой войны в этом регионе.

Следующий тезис президента — нежелание признать законность наших действий и нежелание сотрудничать с интеграционными объединениями на постсоветском пространстве — тоже имеет отношение к государствам Прибалтики. Еще в 2012 году перед Рождеством в Вильнюсе вышел сборник статей по вопросам о взаимодействии тогда еще Таможенного Союза и ЕС. Сборник интересен тем, что в нем был впервые поставлен вопрос о взаимодействии. Понятно, что место его выпуска говорит об определенном покровительстве со стороны Литвы. Вывод был сделан следующий: никакого сотрудничества быть не может и его не должно быть. Сотрудничество с любым проектом постсоветской интеграции — это непосредственная угроза Евросоюзу, и прежде всего Литве. Это абсолютно ошибочно с экономической точки зрения, и это всё известно. Но люди, которые это писали и читали, экономикой не интересуются: им нужен политический эффект, ради которого это всё и затевалось.



Об этом говорил и президент: проталкивание прибалтийской позиции, ориентированной на нежелание признавать любые постсоветские интеграционные объединения. Потому что если ЕС их признает и начнет активно сотрудничать с ЕАЭС в частности, то крайними окажутся Таллин, Рига и Вильнюс, которые сделали все для дезинтеграции с Россией.


И, учитывая Белоруссию, с югом. В этом смысле их экономическая перспектива будет самой печальной.

- Особенно частый в Литве тезис, что России очень не нравится, что страны Балтии — члены ЕС, и она хочет их дискредитировать. А в интервью президент очень четко говорит: «Вот прибалтийские страны присоединились к Евросоюзу, ну и слава Богу, и хорошо», только не надо мешать сотрудничеству. Почему же в странах Балтии господствует противоположная точка зрения?

- Эта фраза была сказана в контексте вопроса создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Таким образом, еще раз был поставлен вопрос о том, что присоединение к ЕС изначально не предполагало разрыва торгово-экономических связей с Россией, Белоруссией и их партнерами. И тут важно вспомнить, что еще в 80-е годы в регионе фигурировала концепция «моста», мол, место такое, что нельзя не быть транзитными странами. А теперь все эти тезисы отправлены на свалку истории, и концепция «моста» отброшена. Об этом прямо говорят ведущие политики, в частности в Латвии. А нам надо делать выводы. Если даже предположить, что, к примеру, проект Rail Baltica будет построен, то никто не будет ездить и нечего будет возить. Нет людей, их становится все меньше, и нет грузов.

Но, все же, были построены египетские пирамиды, была построена Великая Китайская стена, так что список абсурдных сооружений достаточно большой, и вскоре он может пополниться. Но в целом это все та же боязнь сбалансированной интеграции.

- Уже есть данные, что экспорт российских грузов через морские порты стран Балтии в этом году по сравнению с уровнем 2014 года снизится на 20%, в таком же объеме ожидается снижение транзитных грузов на железной дороге. Будет ли заинтересована Прибалтика в развитии экономических отношений с Россией и возврату к росту сотрудничества в экономике? Или снижение показателей — это уже необратимая тенденция?

- Прежде всего, надо учитывать, что транзит — вещь консервативная. Когда речь идет о миллионах тонн и долгосрочных контрактах, то перебросить груз на далекие расстояния не так просто, это не сделаешь телефонным звонком. Но наши коллеги-экономисты из Прибалтики правы, когда говорят о том, что объемы уменьшаются. Они и не могут не уменьшаться по ряду причин. Во-первых, мы видим демонстративно недружелюбную политику у Латвии, Литвы и Эстонии. У Финляндии она существенно иная, а ведь еще в 90-е годы возникло альтернативное направление транзита через восточную Финляндию для некоторых видов грузов. Во-вторых, это мировая конъюнктура. Транзит растет тогда, когда мир развивается и богатеет. Сегодня в целом в мире высоких темпов экономического роста нет, и в ближайшее время ни у кого не будет. Поэтому здесь тоже нет предпосылок для роста транзита. В-третьих, в России сейчас явно нет лишних денег, а в таком случае следует экономить на транзитных платежах. Не лучше ли тратить те же деньги, вкладывая их в инфраструктуру услуги, завершая крупные проекты последних 8-10 лет?

Конечно, надо работать с соседями, с той же Финляндии. Интересно, что президент высказался о проблеме энерготорговли и энерготранзита со странами Балтии, и в то же время на днях Россия впервые купила электричество у Финляндии. Обычно было наоборот, но 7 июня оказалось, что в Финляндии электроэнергия дешевле, чем на российском рынке. Дело не покупке, а в том, что это пример нормального рынка: можем продать, можем купить, и это нормально. И Финляндия движется в этом направлении. А Латвия, Литва и Эстония хотят вырыть канаву практически по украинскому варианту, перерезав электрокабель, отсекая железную дорогу… Осталось только мост через Нарву взорвать.

- Чаще всего подобные заявления слышатся из Латвии и Литвы. Отличается ли в этих вопросах позиция Эстонии?

- В Эстонии действительно живут немного другие люди, и то, что в Литве у политиков на языке, у эстонских политиков в голове. В отличие от литовских, они славятся своей сдержанностью. Поэтому отношение Эстонии к восточному вектору интеграции и сотрудничеству с Россией такое же, как и в Литве, просто это преподносится с меньшим количеством пропагандистского грохота.

- Согласно проведенному недавно опросу «Левада-центра», россияне негативно относятся к Латвии и Литве. Более того, эти страны вошли в топ-5 «антирейтинга», занимая 3 и 4 места соответственно. Интересно отметить, что в этот список враждебных государств не попала Эстония. На Ваш взгляд, это связано как раз с тем, что эстонские политики ведут себя сдержанно?

- Да. Если эстонские политики и имеют далеко идущие планы в отношении России и сотрудничества по восточному направлению, то они все-таки стараются избегать резких и грубых высказываний. Поэтому в антирейтинге Эстония звучит чуть реже, но это не означает, что проблем нет.

Что касается людей, что большинство людей, как в России, так и в странах Балтии, исходит из концепции прагматизма. Иными словами, они выступает с позиции выгоды и целесообразности экономического и политического сотрудничества. Реальную безопасность нельзя обеспечить истерикой в СМИ, она обеспечивается или выстраиванием климата добрососедства, или гарантированной военно-экономической безопасностью, что в отношении прибалтийских республик невозможно. Климат добрососедства был бы возможен, если бы было такое желание. Уверен, что с нашей стороны оно есть, а вот наших соседей — напротив.

- А в перспективе создание такого климата возможно?

- Я это практически исключаю. В течение почти 20 лет я писал о том, что через год, два, три логика экономического взаимодействия победит политические предрассудки. Должен признать, что ошибся: не победит. Никогда прагматизм здесь не встанет впереди комплексов, как это произошло поколения назад в Финляндии. Скажу даже, что в Польше, при всей сложности нашей истории и текущих отношений, возможны изменения в любую сторону. Потому что это — Польша. Там нет ощущения внутренней неэффективности своего государства и общества. Польша не без основания рассматривает себя как состоявшееся, успешное в политике и экономике государство. Да, полякам мешают определенные стандарты исторического восприятия России, но при минимальных усилиях политической элиты в это восприятие можно внести изменения.



В прибалтийских республиках же все настолько запущено, что говорить о каких-либо положительных перспективах на ближайшее время невозможно. С любыми другими европейскими государствами возможны положительные изменения, а в Эстонии, Латвии и Литве такого потенциала нет.


Большая часть Европы, все же, в этот список не попадает, а потому Россия себя не очень ограничивает.

http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/10062015-pragmatizm/